Войти в личный кабинет Регистрация для юр.лиц
Оптовые поставки замков, дверной фурнитуры и скобяных изделий
г. Екатеринбург
+7 (343) 247-84-81

Замки и замочных дел мастера

В XVIII – XIX веках в Павловском районе Нижегородской губернии помимо шкатулочных фантазийных замочков – объемных анималистических и плоских силуэтных в виде птиц и человечков, в гораздо больших количествах производились замки сугубо утилитарного назначения – дверные, сундучные, конные и другие. Среди самых расхожих дверных замков преобладали навесные (назывались часто «вислыми», «висячими»). Их производство было спецификой именно павловских мастеров, в отличие, к примеру, от туляков или пермяков, специализирующихся преимущественно на изготовлении врезных замков.

Русские мастера еще в XIII веке знали более восьми конструктивных вариантов навесных замков, но дошедшие до нас ранние замки отечественного производства относятся преимущественно к XVIII веку. В то время заметно увеличилось производство замочных «приборов», необходимых для новых гостиных дворов, торговых лавок, которые появились в результате развития рыночных отношений и роста городов. Обычное явление того времени – строительство каким-нибудь купцом каменного склада с железными дверьми и уж наверняка – с замками и засовами. Интересно, что первые металлические замки появились приблизительно в первом столетии нашей эры. Тогда же в Древнем Риме был сконструирован навесной замок с пружинным механизмом. Он просто захлопывался, а открывался поворотом ключа. Этот поворот ключа, в сущности, стал поворотом и в истории замочного производства: до сих пор ключи открывали замки путем вдавливания. Сами же замки были деревянными и костяными. Замки прошлых столетий редко увидишь в салонах антиквариата на Арбате, скорее их встретишь среди инвентаря владельцев деревенских домов, преимущественно расположенных не в старинных районах железоделательного производства, а в бывших оживленных торговых местах. Цены на замочную продукцию прошлых столетий колеблются от 5 до 100 долларов, в зависимости от типа замка, его распространенности, сохранности. Среди различных образцов кузнечного и слесарного дела XVII – XIX веков дверных, сундучных, шкатулочных, навесных, врезных, коробчатых, цилиндрических, комбинационных и других замков большинство – «павловские» (так среди специалистов и коллекционеров называются замки, изготовленные в селе Павлово Нижегородской губернии Горбатовского уезда). Кроме Павлова – крупного центра замочного дела – замки изготавливались в других районах Нижнего Новгорода, а также таких российских городах, как Устюжна-Железнопольская, Тихвин, Москва, Каргополь, в районах Каширы, Тулы, Уральского края, в частности, в Пермской губернии, где были сосредоточены все виды промыслов по обработке металлов. В Холмогорах, к примеру, делали только нутряные замки – «гляздуны», то есть внутренние сундучные замки. Поскольку основным материалом для их изготовления служило железо, замочное дело процветало обычно там, где уже давно была налажена его обработка, где могли производиться технологические операции, отражающие свойства этого металла, - ковка, литье, штамповка, травление, насечка. Хотя известно, что пользовались и привозным с Запада полуфабрикатом железа – «укладом». Замки изготавливали как на заводах, так и в кустарно-ремесленных мастерских. В XVII веке на тульских и каширских металлургических заводах среди кузнечных цехов – гвоздных, дощатых, подковных, колесных – был и замочно-дверной, а заводские кузнецы-замочники считались кузнецами «мелкого дела».

Поражает типологическое разнообразие кустарной замковой продукции XVIII – первой половины XIX века.Замки и замочных дел мастера


Наиболее ранние замки российского производства – так называемые «сничные» навесные и «секирные» врезные замки XVII века, выполненные в технике ковки. Эти подчеркнуто художественные изделия представляют особую антикварную ценность, их стоимость – предмет отдельного разговора, стартовая цена на секирный замок XVII века может быть не менее 1 000 долларов.

«Секирные» замки получили свое название от слова «секира». Щиток такого замка, соединенный с механизмом клепкой, по форме напоминает секиру – старинное оружие в виде топора, только без длинной рукояти. Подобными замками закрывались двери церквей, городские ворота, дома богатых купцов. Они отличались особенной художественной орнаментацией в виде гравированных кружочков, зигзагов по периметру и просечных узоров по центру, под которые часто подкладывалась тонированная слюда оранжевого и светло-зеленого цвета. Секирные замки отделывали также железными накладными бляхами – «репьями» и прорезными накладками – «плащами». Иногда весь замок красили в оранжевый или зеленый цвета. В домонгольской Руси подобные замки не были известны. Может быть, в творчестве умельцев воплотилось стремление русского человека оградить себя от новых напастей: как бы подсознательно ставя двойную защиту, люди стремились закрывать свое жилище не на простой замок, а на замок воинственной формы, замок-«предупреждение». Такая типология среди западноевропейских замков не встречается. Секирными замками пользовались до конца XVIII века, особенно широко – в провинции: они есть во многих музеях.

Известные с XV века «сничные» замки отличались от бытовавших раньше в течение пяти веков навесных пружинных замков лишь горизонтальным расположением коробки, внутри которой был механизм запора. Название «сничный» произошло от старорусского слова «сныч» – элемента запирающего устройства, сувальды. Плоскости железной коробки сничного замка украшались полосками железа, художественно свернутыми в зигзаги, кружочки, розетки, выкладывающиеся мастером так, что, опираясь друг на друга, они уже создавали устойчивую систему, но для лучшего качества скреплялись между собой медным припоем. Эту технику орнаментации, из-за ее схожести с ювелирной сканью, часто называют «кузнечной сканью». Ключи от сничных замков делались четырехлопастными, со сложной бородкой – выступами.

В XVI веке появляются небольшие висячие замки в виде шара, конуса, призмы с откидывающейся полукруглой дужкой. Не исключено, что эти формы были переняты у изделий западноевропейского производства, продававшихся в торговых рядах Китай-города в Москве, в Новгороде, Твери и других городах. Замки, наряду с оружием, привозили из Германии, Австрии, Англии, Италии и Голландии. Известно, что запирающие устройства московских приказов были немецкого производства.

Особенно много разнообразных замков делалось в XVIII веке. Интересны, например, комбинационные замки, состоящие из насаженных на одну ось подвижных дисков с буквами или цифрами по их окружности, правильно набранная комбинация которых была своеобразным «ключом» к такому замку. Впервые подобные изделия были созданы еще в XV веке мастерами немецкого города Нюрнберг и просуществовали до нашего времени.

Часто замки снабжали сложным механизмом с секретом, например, потайной ключевиной. Чтобы найти ее, надо было отвести нужную пластину или нажать тайную кнопку. Применялись и ложные ключевины.

Встречается много винтовых замков – горизонтальных и вертикальных, различного назначения: конные, дверные, сундучные и др. Свое название они получили от формы стержня (винтом) запирающего их ключа. У винтовых ключей – длинная, доходящая до кольцеобразной головки нарезка, соответствующая внутренней нарезке замка. Чтобы открыть замок, надо ввинтить ключ до самой головки, а чтобы закрыть – вывинтить. В Европе такие замки появились раньше, чем в России, – еще в начале XV века.

Со временем объем фабричной замочной продукции увеличивался. Но немалую роль продолжали играть замочники-кустари, виртуозно владевшие техникой ковки и знавшие премудрости слесарной работы. В России до XVIII века специальности слесаря не было, изготовлением замков занимались кузнецы. Кустари пользовались самыми простыми орудиями и инструментами. Обычный набор кузнечно-слесарной мастерской того времени состоял из молотков, наковален, клещей, набоек, зубил, слесарных тисков с верстаком, пил, рычажных ножниц, винтовальных дощечек, буравчиков, стамесок и др. К слову, некоторые орудия производства XIX века тоже могут представлять антикварный интерес. Иногда встречались самодельные токарные станки с ручным приводом. Мастерская, как правило, располагалась по месту жительства кустаря, и все работы производились членами его семьи, но были и такие мастерские, где применялся наемный труд. По данным за 1913 год, в Павлове насчитывалось 150 кустарных замочных мастерских, в которых трудились около 400 наемных рабочих.

Со второй половины XIX века в одной кузнечно-слесарной мастерской, где раньше делался замок целиком – от начала и до конца, стали производить лишь опиловку и сборку уже готовых кованых, штампованных или литых заготовок. У мастеров того времени можно проследить более узкую специализацию. Например, ковкой дужек и пружин занимались ковали. На многих замках того времени читаются не только фамилии отдельных мастеров – Ф.Безбрязгова, Ф.Пчелкина, Ф.Телетова, М.Верина, С.Усанина, но и мелких предпринимателей замочного дела – В.Цветова, И.Тюрина и других. Все они из Павлова.

На замках Ивана Тюрина, в большинстве своем так называемых шведских (замок в форме коробки с двумя изогнутыми боковыми стенками), на стенки коробки напаивались первые буквы имени и фамилии «И» «Т», а также цифры года производства – «1888», «1889», своеобразный «отголосок» «кузнечной скани» XVII века. На дужке замка фамилия выбивалась полностью – «ТЮРИНЪ». Замки этого мастера выглядят очень добротными, детально проработанными, опилованными, как замки фабричной выработки.

Династию павловских замочников Цветовых возглавлял Василий Цветов. В 80-е годы XIX века вместе с сыном Иваном он держал замочное заведение в Павлове на 15 – 20 человек, давал работу надомникам. Делали замки репчатые (определяющим в названии такого замка была его схожесть с репкой) и болтом (замок в форме болта) – для металлических магазинных штор. Репчатый замок с ключом состоял из 26 отдельных деталей. Перед пайкой части замка и ключа соединялись воском или специальной мастикой – смесью воска и канифоли, все стыки присыпали бурой и прокладывали тоненькими пластинками красной меди. Затем все обмазывали глиной, смешанной с мякиной, которая препятствовала растрескиванию глины. Ключи к замкам тоже были литые или паяные. На выставке 1882 года в Москве В.Цветов получил почетный отзыв, его внук Николай продолжил семейное дело.

Мастерская из 15 – 20 человек считалась крупным заведением, в основном же работали семьей или с тремя-четырьмя наемными рабочими, как, например, небольшое заведение Ф.Д.Пчелкина (1880 года рождения, самостоятельно работал с 18 лет), в начале XX века специализировавшееся на изготовлении болтовых замков. Или мастерская с тремя наемными рабочими Федора Александровича Безбрязгова, действовавшая в 1880 – 1890-е годы, где производились замки навесные, пронумерованные и клейменые на дужке: «Федора Безбрязгова». В начале XX века Безбрязгов вступил в Павловскую артель. В ГИМе хранятся шесть замков этого мастера.

К этому же времени относятся репчатые замки Федора Телетова, работавшего в селе Павлово в одиночку, клейма мастер ставил на дужке замка или на накладных латунных пластинах, украшавших коробку замка, называемых наушниками: «Ф.ТЕЛЕТОВЪ».

Кустарь Семен Усанин унаследовал профессию замочника от отца, работал на рынок. Делал по три замка в день, в неделю зарабатывал до трех рублей, репчатые замки его производства – с клеймами: «СЕМЕНА УСАНИНА».

Замочники сбывали свою продукцию скупщикам, приходящим на рынок Павлова. Только изделия крупных фабрик отправлялись в Москву и другие города. Скупщики формировались из среды самих же кустарей, наиболее предприимчивых. Они полностью подчиняли кустарей, предоставляя им кредиты, сырье и диктуя разного рода условия труда и низкие расценки. Кустарь, чтобы заработать 15 – 20 рублей в месяц, должен был стоять у тисков с 4 часов утра до 9 часов вечера. За год он получал не более 180 рублей. Такое положение дел было характерно не только для Павлова, но и для других районов России. Объединение кустарей-замочников в артели было единственным выходом из такого положения. Наиболее известными и сильными артелями считались Павловская и Сине-Тулицкая (Руднецкий район Тульского уезда). Павловская кустарно-промысловая артель образовалась раньше, на ее опыте сформировалась Сине-Тулицкая, организатор которой Ферюлин в 1911 году приезжал к Штанге, руководителю Павловской артели, советовался с ним по проблеме кредитов.

К началу XX века замочные формы уже не столь разнообразны, как раньше, самыми ходовыми типами навесных замков становятся шведский, репчатый, коробчатый. Плоские замки – репчатый и коробчатый – стали разделяться на склепанный и паяный. Торговые прейскуранты того периода помимо павловских и тульских замков предлагали большой ассортимент замков американских и немецких.

Столь распространенная в XVII – первой четверти XIX века художественная орнаментация замков, выполненная в техниках гравировки, насечки, просечки, чеканки, в конце XIX века практически исчезла, ее заменили различные гальванические покрытия: цинкование, никелирование, азотирование и другие.

Неизменным же – как раньше, так и сегодня – остается лишь назначение замка – быть «немым сторожем» собственности человека.
P.S. Компания ПТК покупает старинные навесные замки. Будем благодарны за Вашу помощь в составлении нашей коллекции.