Войти в личный кабинет Регистрация для юр.лиц
Оптовые поставки замков, дверной фурнитуры и скобяных изделий
г. Екатеринбург
+7 (343) 247-84-81

Ключи и замки в религиозных обрядах и суевериях

Мотив запирания, а отсюда ключ и замок, в первую очередь стали использовать в древних обрядах охранительной магии. В основе - естественное восприятие замка и ключа как предметов, обеспечивающих защиту. Ключи широко использовали как амулет уже этруски и древние египтяне. Ключ как символ богатства и сохранности использовали в различных языческих культах оседлые народы, населявшие европейскую часть бывшего СССР. На рис. 1в приведено украшение народности весь, финно-угорской группы, а на рис. 1б и в. украшения восточных славян. Часты одиночные находки ключей-подвесок рядом с другими оберегами: ложкой, ножом, птицей, конем, бубенцом и т.п. На рис. 1 нижний ряд (три ключа) – женские украшения народности весь. Ключи-амулеты по форме соответствуют реальным ключам этого региона в XI – XII вв. но примерно в двое меньше их по величине. И в наши дни, если верить гороскопам, ключ как талисмана могут использовать люди, родившиеся под знаком Водолея.

Символы замка и ключа часто встречается в архаических обрядах – заговорах. Характерны т. н. "закрепки" заговоров типа: «Будьте мои слова плотно на плотно, крепко на крепко; к моим словам ключ и замок, и булатна печать»; «Зажигаю я 7 свечей, Закрываю я на 7 ключей»; «... как у замков смычки крепки, так мои словеса крепки»; «...Замыкаю мои приговорнъя словеса замком; а ключ кидаю в море-окиян под горюч камень Алатырь. Как морю не усыхать, камня не видать, ключей не доставать, по конец века».

Языческие амулеты. Коллаж иллюстраций из книги «Археология СССР»

Рис. 1 Языческие амулеты. Коллаж иллюстраций из книги «Археология СССР».

Старинная метафора уподобляла губы и зубы замкам: "Губы да зубы — два запора". Соответственно, язык уподоблялся ключу, отпирающему тайны души, ведь мысль человека скрыта (заперта), пока не будет высказана языком. Поэтому, «Держать язык за зубами» эквивалентно «Держать рот на замке».

В заговорах, чтобы указать на крепость, нерушимость «заповедного» слова, употребляли следующие выражения: "Голова моя — коробея, а язык — замок", "Тем моим словам губы да зубы — замок, язык мой — ключ; и брошу я ключ в море, останься замок в роте". Одна и причин такого восприятия в мифологии. В языческих верованиях молния не только оружие бога-громовержца (громовника) но и своеобразный огненный язык, ключ, с помощью которого отмыкаются его уста, и раздается громовое слово. У всех народов в таком «слове» искали волю бога. У славян Перуна, у греков - Зевса, у римлян Юпитера...

Поэтому, ключ часто использовали как эмблему безмолвия. Аналогия между ключом и языком также призывает говорить об отсутствующих (покойных) только хорошее или вообще молчать, "запирая плохое". В трагедии "Эдил в Колоне" древнегреческого драматурга Софокла (Vв. до н.э.), хор поет о "золотом ключе, положенном на язык Иерофанта, руководящего мистериями Элевзина". Для неподготовленного читателя данная фраза требует расшифровки. Иерофант (греч. Hierophantes) буквально обозначает: "Тот, кто разъясняет священные понятия". Это старший жрец, толкующий священное знание. Такое звание давали высшим адептам, которые были руководителями и толкователями религиозных театрализованных обрядов - мистерий (греч. mysterion - таинство, тайна). Мистерии Элевсина - культ воскресающей природы. Проник в Грецию, вероятно, с Крита, где был связан с религией Богини-Матери. Назван по городу Элевсина, расположенном недалеко от Афин, где был развит уже около VII в. до н. э. Таким образом, Софокл говорит о молчании жреца, руководителя магического обряда, обеспечивающего плодородие.

Согласно древнегреческому ученому и поэту Каллимаху, ключ использовали в обрядах Изиды – богини египетского пантеона, олицетворяющей природу, покровительницы женщин и матерей. Жена Осириса и мать Гора, Исида изображалась в виде женщины в короне с коровьими рогами и солнечным диском между ними рис. 2а. Ключ в ее мистериях использовался как символ раскрытия сердца и совести «перед сорока двумя судьями поступков умершего». Нет сомнений, что подразумевался древнеегипетский «анкх» - символ вечной жизни, а также мистический ключ, открывающий загробное царство.

В римском пантеоне, образ Великой матери и богини плодородия воплотился в Кибеле. Богиня фригийского происхождения изображалась с двумя львами в короне особого типа и зеленой ветвью. Некоторые изображения содержат ключ, как на рис. 2б, где показан фрагмент памятника на площади Сибелес в Мадриде. Правда, сами жители испанской столицы считают этот ключ ключом Мадрида.

Исида Кибела
а) Исида б) Кибела

Рис. 2. Богини-матери.

В греческой мифологии ключ среди своих атрибутов имела Геката. В «Теогонии» Гесидора это богиня всеобъемлющей власти, готовая оказать помощь, позже – богиня луны. В отличие от другой лунной богини Селены, Геката - темная богиня, связанная с колдовством и потусторонним миром, ключ от которого она носила. Шекспир упоминал ее как вдохновительнице всех ведьм в "Макбете".

Изображения Гекаты были трехтелыми, изображали одинаковых женщин, глядящих в разные стороны. В разные периоды, атрибутами богини были ключ, факелы, змей (или кнуты), кинжалы, два пса и луна. На иллюстрации, реальный ключ древнегреческого периода в правой руке фигуры, стоящей к читателю лицом рис. 3а.

Геката была божеством порогов, перекрестков и пределов, всех тех мест, где смыкается "то и это", "наше и иное". Во многих древних таинствах считалась охранительницей врат. Возможно, в этом корни одного из прочтения символа ключа, перешедшего в атрибуты ведьм. Кроме этого, пришедший на смену античному поклонению красоте человеческого тела средневековый аскетизм, вытеснил в ведьминский арсенал и наготу рис. 3б.

Недоступность мира мертвых для живых подчеркнута его запиранием во многих культах. Например, Зыдон – ад в осетинской мифологии, ключ от которого хранит хозяин загробного мира Барастыр. В некоторых культах считали, что владыка чистилища хватает душу, уходящую из тела, и, вынося из дома, протягивает ее между створками всех закрытых дверей. Таким образом, душа подвергается жестоким дополнительным мучениям, и каждая открытая дверь облегчает ее участь.

Свой владыка ворот есть и в культе Вуду - Папа Легка. Культ возник на Карибских островах (о. Гаити), а его корни уходят в Западную Африку, откуда в основном привозились на Гаити рабы. Легбе подвластны ворота, изгороди и входы; ни одно божество не может явиться на службу, не попросив Легбу открыть «дверь». Чем он открывает ворота, не уточняется. Легба контролирует действия всех духов, а как метр Каррефор (хозяин четырех дорог или перекрестков), он покровительствует волшебству.

Геката Ведьма на ключе
а б

Рис. 3. а) Геката; б) Ведьма на ключе.

Ключи от ворот, через которые пролегают пути дня и ночи, хранила греческая богиня правды Дике (Дика), олицетворение справедливости, дочь Зевса и Фемиды, одна из трех богинь времен года.

Следует учитывать, что со временем, восприятие божества, его ранг в божественной иерархии и его атрибуты менялись. Например, греческий бог любви Эрот. Вначале, как один из четырех древнейших космогонических богов (так же как Гея, Тартар и Хаос), предстает в виде крылатого стрелка, владыки ключей эфира, неба, моря, земли и царства мертвых. Позже растерял все свое влияние и атрибуты и стал спутником Афродиты, изображаемым крылатым карапузом с луком.

Другая судьба культа Митры, одного из главных индоиранских богов. Со временем культ проник из Персии или Мидии через Вавилон в Малую Азию, а оттуда в Рим. В начале первого тысячелетия нашей эры он был последним серьёзным соперником христианства. Традиционно, Митру изображали юношей в остроконечной шапке, но со временем появилась его львиная (солнечная) ипостась. На рис. 4а показана римская стела с изображением Митры и две прорисовки других стел рис. 4б, в. В руках бога, помимо других атрибутов, ключи.

а) Римская стела б) Прорисовка 1 в) Прорисовка 2
а) Римская стела б) Прорисовка 1 в) Прорисовка 2

Рис. 4. Митра с ключами

Эмблема ключа (двух ключей), принадлежала богу порога, входа и выхода, вообще дверей и начала любого деяния - двуликому римскому Янусу. Янус был до Юпитера божеством неба и солнечного света. Утром он открывал небесные врата и выпускал солнце на небосвод, а на ночь запирал эти врата. Кроме этого, Янус закрывает старый и открывает новый год. Как страж входа в дом, Янус изображался с жезлом привратника и ключом. Позднее изображение этого бога находим в книге Дж. Хисса «Краткая хроника» 1663г. рис. 5. На выноске показаны перекрещенные ключи, которые художник изобразил как ключи средневекового образца. Женой Януса была нимфа вод Ютурна, покровительница источников, а сын их Фонс почитался как бог фонтанов и бьющих из-под земли родников. Возможно, где-то здесь кроется причина использования слова «ключ» для обозначения бьющего из земли источника.

По сведениям св. Августина у Януса были помощники: "Каждый (римлянин) в своем доме, имеет одного привратника, и этого, в общем, достаточно, так как он человек. Но они поместили здесь аж трех богов: створки отдали под опеку Форкула, петли - богине Кардеа, а порог - богу Лименту. По-видимому, этот Форкул не умел одновременно стеречь петли и порог".

Родственный италийскому Янусу, бог латинян Портун также бог-охранитель входной двери, или просто входов. Впоследствии, Портун стал также богом гаваней, портов и слился с морским божеством Меликертом. Портуна также изображали с ключом в руках. Празднование в честь этого бога проходило в Риме в августе.

Янус

Рис. 5. Янус.

Большинство поздних трактовок символа ключа, связаны с христианством.

Сочетание Ангел, держащий ключ и дракон, низвергающийся в бездну – апокалипсис. Сцена хорошо показана на фрагменте гравюры А. Дюрера рис. 6а. В России самый значительный художественный памятник на эту тему - роспись Троицкого собора в Троицком Даниловом монастыре в Переяславле-Залесском, которая была выполнена в период ожидания конца света в середине XVII в. рис. 6б.

а) А. Дюрер б) Роспись Троицкого Данилова монастыря
а) А. Дюрер б) Роспись Троицкого Данилова монастыря

Рис. 6. Ключи в сцене апокалипсиса.

Сюжет был настолько узнаваем, что художники зачастую использовали его для аллегорий злободневных событий. Так на рис. 7. приведена картина, где для понимания ее значения основное внимание следует обратить на крылья ангела. Одно крыло сине-бело-красное, а второе желто-синее, что соответствует цветам национальных флагов Франции и Швеции. Таким образом, смысл картины в победе коалиционных войск этих стран над общим врагом. Сложно датировать это изображение, так как говорить о долгой дружбе в политике не приходится. Например, в XVII в.: 1631г. Франция и Швеция подписали антигерманский договор; 1668г. Швеция, Нидерланды и Англия заключают союз против Франции; 1672г. Франция и Швеция заключают союз против Голландии ...

Аллегорическая картина

Рис. 7. Аллегорическая картина

Самый распространенный ключ на фресках и иконах, картинах и герба - символ апостола Петра, приемника Христа и основателя римской общины. Часто изображают сам сюжет передачи ключей рис. 8а.

Формально, это ключ (и) от рая, поэтому в народе св. Петра называли "стражем небесных врат". Другой символ этого святого - перевернутый крест. По легенде, Петр сам выбрал себе этот способ казни, так как не считал себя достойным той, которой казнили Христа рис. 8б.

Бернардо Строцци

а) Бернардо Строцци

Микеланджело

б) Микеланджело
Рис. 8. Св. Петр.

Редко, но встречаются изображения, где ключ относят к атрибутам менее известных христианских святых. Среди атрибутов святых женского пола это, безусловно, хозяйственный символ.

Связка ключей - атрибут покровительницы женского благоразумия и женских обязанностей по дому Марфы. Эта святая - персонификация хлопотливой домашней хозяйки активного типа, по контрасту с ее более экстравагантной сестрой Марией. В иконографии образы этих святых проработаны мало, в основном в сюжете, когда Христос воскрешает их брата Лазаря. Как патронесса домохозяек, Марфа всегда одета скромнее сестры, с покрытой головой, иногда держит ковш, дуршлаг или связку ключей, иногда ключи висят у нее на поясе. Первопричина такого восприятия Марфы в том, что ее имя в переводе с арамейского значит «госпожа» (хозяйка).

Носит ключи почитаемая в Германии святая Нонбурга. Эта реальная женщина жила в конце XIVв. в г. Раттенберг (Тироль, Германия). Истинно верующая, трудолюбивая и честная, она поступила на службу к местному графу. В знак доверия, хозяин передал ей ключи от кладовок. Но хозяйка невзлюбила Нонбургу и та нанялась на работу к крестьянину, с которого взяла обещание, что тот разрешит ей молиться в ближней церкви. Когда крестьянин не сдержал обещание, Нонбурга обратилась за помощью к Богу и выбрала судьей серп. Подброшенный в воздух серп завис в воздухе. Испуганный крестьянин принял этот знак и стал пускать девушку в церковь. После того, как графиня умерла, Нонбурга вернуться на службу и получила обратно связку ключей. С тех пор на многих изображениях святой, присутствуют два атрибута: серп и связка ключей рис. 9а.

Ключ можно встретить и на изображениях воина Ипполита. Его ключи – символ ремесла, которым он занимался до того, как был обращен в христианство св. Лаврентиґґем. Ипполит был римским солдатом, охранявшим заключенных христиан. Его арестован и казнили за то, что помогал хоронить христианских мучеников по обряду. Работники тюрем и правоохранительных органов считают его своим покровителем, несмотря на то, что казнили его за неисполнение служебных обязанностей.

В испанской иконографии ключ – атрибут причисленного к святым короля Фернандо III, который завоевал (отпер) в 1236 г. город мавров Кордову. Во Франции и Бельгии, ключ в руках святого Серватиуса. Это был епископ, впоследствии причисленный к лику святых рис. 9б.

а) Нонбурга б) Серватиус
а) Нонбурга б) Серватиус

Рис. 9. Святые покровители с ключами.

В православии ключи от весны относили к атрибутам святой Евдокии. По старому стилю Евдокия открывала весну (1 марта ст.ст.). Называли Евдокию Свистунья потому, что дуют и свистят весенние ветры. Детям делали глиняные свистульки, и они приветствуют приход Весны. Называли Плющиха (снег плющит). Снег, собранный на Евдокию, якобы обладает особой целительной силой. Вытопленную воду сохраняют спрятанной от чужого глаза, и целый год дают больным. А еще называли Весновкой, так как считается, что святая Евдокия хранит ключи от весенних вод.

Другие относят ключи к атрибутам св. Марка (8 мая). Этого святого в народе также называли "ключником", веря, что именно он владеет чудо-ключами, отпиравшими засовы небесной кладовой, где до поры хранятся дождички, грозы и ливни. А земле, в которую семя брошено, полив требуется. Марк, хоть и слыл строгим, но редко когда ожидание людей обманывал, разве что захлопочется, мало ли у небесного ключника дел. Ему и возвращающихся стаями домой птиц встретить да приветить положено.

Во всем мире существуют суеверия, связанные с замками и ключами. На рис. 10. показана группа иранских «носителей замков». Их тела обвешаны замками, дужки которых проходят сквозь кожу, что является частью траурного ритуала. Как отмечали в своей книге «Замки Ирана» П. Панаволи и Д.Е. Вертайма, такой обряд и другие суеверия, связанные с замками, были распространен в основном в областях, где производили замки. Так что этот обряд можно рассматривать и как своеобразную рекламную акцию. В наши дни любители пирсинга также используют специальные замки для украшения своего тела.

Носители замков

Рис. 10 «Носители замков»

Но не все ключи и замки выставляют на всеобщее обозрение. Ключи и замки широко использовали в различных языческих обрядах и гаданиях. Естественно, это делалось в тайне, так как официальная церковь осуждала ведовство.

Народная мудрость говорила: «Замок да запор девки не удержит». И как бы в насмешку, повсеместно существует большое количество различных девичьих гаданий с использованием замков и ключей. Особенно много гаданий связано с девичьими гаданием на любовь, суженого и брак. Простейшие из них «Запирать воду»: девушка запирает замок под водою, говоря: «Приди, мой суженый, пить попроси» и ложиться спать. Суженного она видит во сне. Аналогично запирали косы или пояса: девушка запирала свой пояс на замок и говорила «Приди суженый, пояс отомкни», клала ключ под подушку и ложилась спать. Из щепок делают колодец, закрывают его на замок, ключ - под подушку. Ложась, нужно сказать: «Твой колодец, мой замок, приди ко мне на порог, ключ возьми, замок отопри».

Самые храбрые девушки решались слушать под замком церковных дверей. В полночь, прижав ухо к замку, надо было услышать пение. Можно услышать венчальное или погребальное пение, что значит, что ей в этом году замужество или смерть. Возможно, обвиняя замок, невеста на Смоленщине при входе в церковь для свершения обряда венчания, грызла церковный замок и говорила: "Мне беременеть тебе прихоти носить".

«Гадание ключом». Для этого берут какой-нибудь старый ключ, вставляют его бородкой между листами книги и перевязывают так, чтобы ключ крепко держался между страниц. За головку ключ на веревочке подвешивают к потолку. Когда книга успокоится, начинают перечислять имена присутствующих девушек. Та из них вскоре выйдет замуж, при чьем имени книга повернется. В более изысканных слоях общества, при гадании на любовь, девушка перевязывала книгу подвязкой с правой ноги. Но подобные гадания практиковали не только девицы. Аналогичным способом гадали на поиск имени вора. Для достоверности такого гадания обязательно использовали Библию, которая поворачивалась при произношении имени похитителя или букв его имени. В истории юриспруденции, известны факты вынесения как оправдательных, так и обвинительных приговоров, на основании такой процедуры.

Ключи и замки использовали также в свадебных обрядах. На свадебном сговоре клали замок под порог и запирали сразу после прихода в дом жениха, а потом кидали в реку, чтобы брак был крепким. В других местах этот обряд производили при первом приезде жениха в дом невесты, чтобы свадьба состоялась, и выгодный жених не отказался или (и) при входе молодых в дом после венчания.

К свадебным обрядам относится также обычай передавать молодой жене при входе в дом жениха связку ключей, как символ управления хозяйством. При разводе, ключи отбирали. В древнем Риме, для формального развода мужу достаточно было сказать жене традиционную фразу: «Бери свои вещи и иди прочь» и отнять ключ («Законы XII таблиц» IV.3.).

Российский коллекционер М. В. Суров, основываясь на результатах собственных раскопок, утверждает, что на его родной Вологодчине свадебный обряд имел некоторые отличия. Сурову попадалось очень много замков, гораздо больше, чем можно было предположить в исследуемых усадьбах дверей. Причина, в том, что по повсеместно принятому у славян обряду, выходя из церкви после венчания, молодые переступали через положенный на порог замок, который после этого запирали - чтобы «брак был долгим». Затем, замок и ключ выбрасывали (топили в реке, колодце...). На Вологодчине выбрасывали только ключ, а замки оставляли дома. Поэтому так много старинных замков Сурову удалось найти как при раскопках, так и в брошенных домах. В собрании московского коллекционера Дмитрия Жданова есть замок серебристого цвета, изготовленный в XVII веке в селе Лысково Нижегородской губернии. На нем инициалы мастера, а на обратной стороне инициалы жениха и невесты. Этот замок специально заказывался для свадьбы.

Не опровергая этой версии, следует расширить ее в том смысле, что практика «замыкать», то есть прекращать или фиксировать любые процессы с помощью обряда запирания замка и дальнейшего разделения его с ключом, использовалась у славян очень широко. «Замыкали» женскую (реже мужскую) силу; любовь и верность обеспечивали, соединяя замком, лоскутки одежды (особо «верным» обряд считался с клочками венчальной одежды); болезни и даже злые помыслы.

Идея разделения ключа и замка для крепости заклятия, придававшие ему особую крепость, нерушимость, находим в «закрепках»: «Земля — замок, ключ — небо; ... а к этому моему слову небо и земля — ключ и замок; аминь». Еще более ярко демонстрируют эту веру «закрепки» на бросание замка и ключа в «морскую пучину» или «огненную реку»: «... Замок в небе, а ключ в море; замкнул, и ключ в воду бросил!»; «Заговор закрываю, ключи за морем оставляю»; "Ключ моим словам в небесной высоте, а замок в морской глубине — на рыбе-ките, и никому эту кит-рыбу не добыть и замок не отпереть кроме меня; а кто эту рыбу добудет, и замок мой отопрет, да будет яко древо, палимое молнией", "Замкну на тридевять замков, выну из тридевять замков тридевять ключей, кину те ключи в море-океан; и выйдет из того моря щука златоперая, чешуя медная, и проглотит тридевять моих ключей, и сойдет в глубину морскую. И никому той щуки не поймать, и тридевять ключей не сыскать, и замков не отпирать, и меня не испортить".

Произнося наговор на сохранность имущества, хозяин читал его стоя лицом к замку, держа в руке ключ от замка (любого). В этот момент он ни с кем не заговаривают, чтоб не скинуть оберег с замков.

Замки находят иногда в погребениях. Во всем мире распространено суеверие, что в доме, где умирает человек, следует отворить все двери, замки и задвижки. Даже в мебели и сундуках открывали все замки. В Китае для этой цели пробивали дыру в кровле дома. У восточных славян такой обряд применялся редко, чаще развязывали узлы на вороте, разрывали на человеке рубаху, приподнимали крыши или половицы. Хотя на Украине, при похоронах умершего ребенка клали ему на грудь запертый замок, чтобы не умирали другие дети. В XIX в., чтобы смерть не могла вернуться в дом, кидали при погребении замки в могилы. Изредка, для большей силы различных наговоров на «ключ», его на время кладут в гроб к покойнику.

В старину в деревнях, навесные замки нередко применяли в пастушеских обрядах. Во время первого выгона скота, хозяин гнал животных через ворота, в которых был заранее положен запертый замок; порой он сочетался с другими ритуальными предметами (пояс, яйцо, сковородник и т.п.), а иногда пояс или сковородник запирали на замок. На Смоленщине клали в воротах замок и ключ, чтобы запиралась волчья пасть. 3амок часто фигурировал и среди тех предметов, с которыми пастух обходил стадо в Юрьев день, чтобы дикие звери не трогали его в течение лета. При падеже скота над губами павшей скотины запирали замок, а потом зарывали его в яму вместе с животным.

В Ирландии существовал обычай делать больному прижигание вдоль головы раскаленным церковным ключом, для исцеления. В других местах верили, что холодный ключ, приложенный к спине, останавливает кровотечение из носа.

3амок грызли, целовали, дотрагивались до него во время совершения обрядов, связанных с идеей сексуальности или кощунственного, ведовского поведения. У восточных славян к открыванию замков прибегали, чтобы облегчить роды.

Об авторах:

Лаврус Анна Георгиевна, историк-археолог, Лаврус Александр Сергеевич, инженер e-mail: alexander@n-t.org
Источник: www.locks.ru