Войти в личный кабинет Регистрация для юр.лиц
Оптовые поставки замков, дверной фурнитуры и скобяных изделий
г. Москва
+7 (499) 653-77-85
г. Екатеринбург
+7 (343) 247-84-81

История литья и ковки Москвы

История литья и ковки МосквыОсновными заказчиками московских кузниц XVI века были церковь и войско. Но и город не мог обойтись без железных жиковин и подставов (петель), стукал (дверных ручек) и
непременных светцов (подставок для лучин). В архитектуре ковка служила укреплению домов. Железными полосами оковывали двери и оконные ставни. Места пересечения полос были украшены просечными клеймами в виде цветков или солнца. Чтобы железо не ржавело, его красили ярко-оранжевым свинцовым суриком. Им были покрыты и оконные решетки храмов, благодаря чему окна напоминали драгоценные витражи.

В XVII век Москва вступила с идеей отожествления себя с Третьим Римом. Появлялись новые каменные церкви и боярские палаты, перестраивался Кремль. Совершенствовались в своем ремесле кузнецы – вводились новые технологии, тоньше стали рисунки деталей. Ни одна постройка не обходилась без кованых изделий.

Из кузнечных работ середины XVII века наиболее интересна «Золотая Решетка» Теремного дворца в Кремле. Мифологические звери, птицы и рыбы украшают спирали цветочного орнамента. Это – подлинное произведение искусства и подтверждение высокого мастерства и художественного чутья московских мастеров.

Литейным производством занимались на Пушечном дворе, который располагался на месте современного отеля «Савой». Литые колокола, решетки и пушки того времени поражают тончайшей проработкой орнаментов и функциональных деталей. Там была отлита Царь пушка.


Стиль Барокко, популярный в XVIII веке, открыл для кузнецов новые возможности показать мастерство. Поверх вертикальных прутков барочных оград идут накладные детали: это тщательно прокованные листья, цветы и лианы, извивающиеся в сложном узоре, присущем эпохе Барокко и Рококо. Такие ограды можно увидеть на Большой Якиманке у церкви Иоанна Воина или в Климентьевском переулке у храма Климента Папы Римского.

В XIX веке, в эпоху Классицизма, в художественных решетках стали преобладать четкие членения и уверенный ритм прясел оград, копьевидные завершения прутьев и строгость контурной линии, графичность и гармоничная целостность с архитектурой. Ограды, декорированные меандром, окружностями, прямоугольниками с вписанными в них орнаментальными розетками и сейчас украшают дома, построенные архитекторами Казаковым, Мартосом, Клодтом и Витали.

После пожара 1812 года город отстраивается уже по-новому. Торжествует стиль ампир, строгий и одновременно нарядный. Ограды легко узнаваемы по непременным копьевидным завершениям и римским орнаментам, часто в кованые изделия включаются чугунные вставки, как правило, – аллегорические образы, венки славы или маскароны. Яркий пример этого направления – ворота Александровского сада.

Самым популярным в Москве стал вид решетки из переплетающихся колец. Такими оградами украшены набережные Москвы-реки, Яузы и Обводного канала. Мотив переплетенных колец встречается также в ограждениях балконов, усадеб и бульваров.


К концу XIX века художественный металл стал играть едва ли не ведущую роль в оформлении фасадов домов. Московские литейщики и кузнецы 
вернулись к народным орнаментам, изучая сохранившуюся ковку предыдущих столетий. Примеры ковки в стиле эклектики – ограда дома Игумнова на Большой Якиманке и ворота ГИМ на площади Революции.

Московская ковка рубежа XIX-XX веков примечательна соединением утилитарности и эстетичности. Техничность, мастерство и изобретательность кузнецов, работавших в стиле модерн, достигли высочайшего уровня. В Москве, так полюбившей ар-нуво, а затем и ар-деко, кажется, просто разучились делать плохую ковку.

Период 1920-1950 гг. охарактеризовался постепенным снижением участия кузнецов в изготовлении металлического декора. Возросло значение крупных комбинатов и предприятий. Однако, благодаря прямому участию первоклассных скульпторов и архитекторов, изделия получались монументальными и высокопрофессиональными. в металлические решетки, светильники, перила Московского метрополитена вложены великий труд и талант.

В 50-90-х гг. художественный металл используют исключительно в монументальных целях.

В 90-х реставрируется исторический центр Москвы, восстанавливаются храмы, благоустраиваются современные районы, активно развивается частное строительство. Город истосковался по красоте металлической пластики. Москва оживает, украшенная оконными решетками, оградами, фонарями и парковыми скамейками. Высочайшее мастерство проявляют кузнецы при реставрации – мастера сохранили преемственность творчества. Кузнечные приемы, характерные только для Москвы, – S-образные элементы, сопряжение волют и знаменитые червонки – дарят тепло и неповторимость старинным улицам и переулкам.

              ДМИТРИЙ ЖУРАВЛЕВ


О ковке и литье
Литье – это всегда тираж, а ковка всегда эксклюзивна. Художественная ковка предполагает горячую обработку металла. Нагретое железо становится пластичным и, нанося удары, сгибая, уплощая или вытягивая, вы уплотняете, сжимаете металл. Его энергия как бы концентрируется. Кованые вещи – «вещи в себе». Для литья же сначала делается модель, потом изготавливается слепок для отливки, который заполняется жидким металлом. Форма литых изделий всегда содержит в себе стремление вторгнуться во внешнее пространство. Литью присуще некоторое безразличие, поскольку технология предполагает, что на пути расплавленного металла будет как можно меньше препятствий, и все сопряжения упрощены. 
Конечно, если вы сделаете слепок с кованой вещи и зальете туда металл, то он будет повторять кованую деталь – хороший литейщик может отпечатки пальцев сохранить на поверхности. Но это уже не совсем литье и не совсем ковка. Это подделка, как и любое тиражирование эксклюзива.

Об отношениях
Ты приходишь в мастерскую, у тебя лежит металл, и ты – это ты, а он – это он. Ваши взаимоотношения могут или родить красоту – или... не получится. Металл живет своей жизнью. Ты сделал предмет и отдал – и он должен обладать своей собственной судьбой, и красотой, и содержанием.

О предназначении качества
Сейчас тысячи вещей, приезжающие к нам из Испании, Италии, сделаны «по-быстрому». в них нет качества. Мы начинаем относиться к ним вскользь. Но очень важно для человека, обладающего сознанием, понимающего суть вещей, суть происходящего и относящегося к себе с любовью, – соприкосновение с предметами, сделанными по-настоящему, которые могут изменить темп его жизни и заставят его обратить на себя внимание. На предмет – а через это и на себя лично, и на свою жену, сына, собаку, цветы за окном.

О востребованности традиций
Поразительно, но гончарное и кузнечное (в меньшей степени стекольное) ремесло остались практически без изменений. Как они были 500 лет назад. Материал тот же, технологии тоже. Инструменты делаются по книгам, издававшимся в XVII веке. За последние века декоративные свойства металла изменило только появление электродуговой сварки. Ее применение расширило возможности использования фактуры. В шестидесятых годах XX века сварочный шов был самым важным в декоре.

Накопленный опыт и традиции оказываются востребованы. На фоне вторжения в жизнь искусственных материалов, возникает тоска по другой реальности, появляется желание, хотя бы через вещи, почувствовать связь с теми временами, когда все было по-другому. Качественно сделанные металлические стулья, торшеры, кровати, столики становятся посредниками между людьми, жившими 300 лет назад, нами и нашими потомкам.

              АЛЕКСАНДР СМОЛЯНИНОВ, кузнец, дизайнер и архитектор